Skip to content

Полная энциклопедия графических ценовых моделей Томас Н. Булковский

..

Лапсердак из лоскутов Рада Полищук

У нас вы можете скачать книгу Лапсердак из лоскутов Рада Полищук в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Рада Полищук. "Лапсердак из лоскутов" - так назвала известная писательница Рада Полищук новую книгу, продолжение саги о судьбе российского еврейства, попавшего в гигантскую мясорубку двадцатого века. Первые книги этой саги - "Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти", "Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда". Лапсердак из лоскутов. А из чего еще можно сшить лапсердак - символ утраченного времени, если нет единого куска ткани, если даже самая прочная и самая невесомая в мире ткань - ткань воспоминаний - зияет гигантскими прорехами?. "Лапсердак из лоскутов" - так назвала известная писательница Рада Полищук новую книгу, продолжение саги о судьбе российского еврейства, попавшего в гигантскую мясорубку двадцатого века. Первые книги этой саги - "Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти", "Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда". Лапсердак из лоскутов. А из чего еще можно сшить лапсердак - символ утраченного времени, если нет единого куска ткани, если даже самая прочная и самая невесомая в мире ткань - ткань воспоминаний - зияет гигантскими прорехами? Словно лучом прожектора выхватыва. Фрагмент новой книги. Лоскут из широкого атласного галстука, какие носили стиляги в пятидесятые годы прошлого века, к примеру, как раз такой  На улице он чуть не сшиб с ног бывшего соседа одессита Соломона Глухмана, который и сейчас жил неподалеку, ходил в лапсердаке, шляпе, с пейсами. — Ну, как Любаня? — спросил участливо. Давид не ответил. Рада Полищук Лапсердак из лоскутов. Просмотров: Лоскут из черного крепа, не потерявшего с годами своего благородного блеска, с матовым отливом и едва заметным мраморным рисунком  и преспокойно спит, ни люди, ни машины, ни жара — ничто не мешает, и ничто его не тревожит, даже взгляд в упор с расстояния вытянутой руки, картинка и впрямь живописная — пиджачок из черного крепа, белый шелковый шарф с изысканным черным вензелем на краю. завязан голландским узлом на голой шее, из чего можно сделать вывод, что и пиджак надет на голое тело, а дальше — линялые голубые джинсы с дырками для проветривания. и резиновые пляжные тапки разного цвета и фасона, надетые на босу ногу. 1 Рада ПОЛИЩУК Лапсердак из лоскутов Фрагмент новой книги Лоскут из файдешина, решительно не пригодного для лапсердака, разве что платочком в наружный карман вложить, а лучше во внутренний: и к сердцу поближе, и от глаза стороннего сокрыто, от насмешек и въедливых вопросов, только для себя, для души, потому что от маминого нарядного платья отрезал уголком и сам неумело, как смог, обшил краешек с.  Тыча пальцем то в зеркало, то в бабушку, она тогда засмеялась, бабушка потом всем рассказывала, но ей кажется, что и она это помнит. Правда, ей тогда все было смешно. Справа от зеркала на стене всегда висел большой. «Лапсердак из лоскутов» – назвала известная писательница Рада Полищук новую книгу, продолжая своеобразную сагу о судьбах российских евреев, попавших в гигантскую мясорубку XX века. Первые книги – «Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти» и «Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда».* Каждый «лоскут» в книге – законченный рассказ со своим плотным сюжетом, в котором живут разнохарактерные, не похожие друг на друга персонажи – в своем мире, своем времени, своих проблемах. Но «сшитые» вместе, «лоскуты» сливаются в единую романную ткань, самую невесомую и самую прочную в мире ткань восп. Рада ПОЛИЩУК. Лапсердак из лоскутов. Фрагмент новой книги. Лоскут из широкого атласного галстука, какие носили стиляги в пятидесятые годы прошлого века, к примеру, как раз такой, потертый почти до дыр в том месте, где ловким привычным движением вывязывался. Рада Полищук. Описание. "Лапсердак из лоскутов" - так назвала известная писательница Рада Полищук новую книгу, продолжение саги о судьбе российского еврейства, попавшего в гигантскую мясорубку двадцатого века. Первые книги этой саги - "Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти", "Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда". Лапсердак из лоскутов. А из чего еще можно сшить лапсердак - символ утраченного времени, если нет единого куска ткани, если даже самая прочная и самая невесомая в мире ткань - ткань воспоминаний - зияет гигантскими прорехами?. Новая книга известной российской писательницы Рады Полищук, продолжение саги о судьбе российского еврейства, попавшего в гигантскую мясорубку двадцатого века. Первые книги этой саги - "Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти", "Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда". Лапсердак из лоскутов. А из чего еще можно сшить лапсердак - символ утраченного времени, если нет единого куска ткани, если даже самая прочная и самая невесомая в мире ткань - ткань воспоминаний - зияет гигантскими прорехами? Словно лучом прожектора выхватывает писатель из тьмы забвения судьбы св. «Лапсердак из лоскутов» — назвала известная писательница Рада Полищук новую книгу, продолжая свою сагу о судьбах российских евреев, попавших в гигантскую мясорубку двадцатого века*. Лапсердак из лоскутов. Рада Полищук будто держит в руках эти лоскуты — файдешин габардин ветошь — и разглядывает их внимательным пристрастным взглядом, и кропотливо, вручную сшивает, возвращая из небытия, оживляя своей любовью, своей прапамятью исчезнувший мир предков и прародителей. Сочинить, придумать эти судьбы, характеры, все сопутствующие им невероятные, скрупулезные подробности — невозможно. Аннотация к книге "Лапсердак из лоскутов". Новая книга известной российской писательницы Рады Полищук, продолжение саги о судьбе российского еврейства, попавшего в гигантскую мясорубку двадцатого века. Первые книги этой саги - "Одесские рассказы, или Путаная азбука памяти", "Семья, семейка, мишпуха. По следам молитвы деда". Лапсердак из лоскутов. А из чего еще можно сшить лапсердак - символ утраченного времени, если нет единого куска ткани, если даже самая прочная и самая невесомая в мире ткань - ткань воспоминаний - зияет гигантскими прорехами?. Впрочем, лоскут из ветоши или, положим, из лапсердака (такая новелла тоже есть) – вещь достаточно причудливая, намекающая, что автор не из породы бытописателей Но это и некий композиционный принцип, когда из разрозненных «лоскутов» складывается редкостно целостная книга.  И вот Рада Полищук объяснила высокий символический смысл этого «энейнем». В одной из новелл бестолковая еврейская семья, разбросанная по всему миру (как водится в наши дни), объединяется на могиле бабки с детским именем Эммочка (а была она важный профессор медицины). И вот на ее могиле, как завещала Эммочка, поют все вместе застольную, а на могилу по русскому обычаю бросают живые цветы.